Викинги снова выходят на воду

Евген Гаврилов
Смолянин, первым повторивший путь «Из варяг в греки», тренирует команду для нового похода

Очутись вы в Смоленске, когда он был на тысячу лет моложе, чем встретил бы вас «град великий и многий людьми»? Вероятнее всего будет ответ — множеством малых судов викингов и варягов — драккаров, рассекающих гладь тогда еще полноводного Днепра. Но и сейчас древний «Форнкор», в переводе «Малый ветер», восстановленный силами корабельного мастера из Швеции, нет-нет, да и мелькнет на горизонте. А на носу гордо восседает его нынешний владелец — Сергей Сухорученков. Наш земляк, первым из современников полностью повторивший знаменитый путь из варяг в греки, сейчас готовит экипаж для нового плавания.

Жаркий июльский день на озере Каспля. За высоченным забором прибрежного участка слышны голоса множества людей, смех и... звон мечей. Появлением на смоленских выселках реконструкторов разных эпох сейчас уже никого не удивишь, но часто ли вы видите их вместе с транспортными средствами той эпохи? За спинами нескольких плечистых мужчин в старинных одеждах виднеется небольшая, метров восемь, лодка, нос которой украшен рогатым черепом животного. «Малый ветер» сегодня в центре внимания — перед нашим приездом здесь велись съемки ролика к грядущему историческому фестивалю «Гнездово», а теперь будем совершать учебный заплыв мы.

Разношерстная команда из 13 человек распределяется между шестью веслами. Опыт в гребле есть лишь у двоих, остальных инструктирует «почетный викинг» Смоленщины Сергей Васильевич. Посвятивший более 30 лет жизни организации и участию в морских и речных экспедициях, он обладает незыблемым авторитетом, а его команды выполняются беспрекословно.

Под руководством опытного моряка за кормой оказывается первый километр воды, руки с непривычки устают и ребята сменяют друг друга. Кто-то вспоминает про прихваченную с берега портативную колонку и взмахи весел становятся более ритмичными под напев старинной баллады «Герр Манелиг». Из-за очередного сплетения камыша показывается моторная лодка отдыхающих на озере смолян. Под дружный смех плывущих на драккаре исключительно «вручную» кто-то кричит «читеры, взять их на абордаж!». Соседи по воде слышат и с улыбкой машут нам в ответ.

Воздух почти неподвижен и паруса расставлять нет смысла. Один из викингов, Сергей Рыбаков, с сожалением вздыхает: «был бы ветер, ты бы понял, что сейчас мы еле плетемся. Под парусом совсем другое дело».

На просмоленный на совесть деревянный борт плюхается водяной жук. Капельки воды на его хитиновой спине блестят в лучах солнца. О дно нашего судна размеренно шкрябает совок — просачивающаяся понемногу вода — это нормально. Не течь, но лучше своевременно вычерпывать, самим же легче грести будет.

Берег озера уходит в сторону, открывая перед нами пляж, забитый купающимися и загорающими людьми. Наш драккар мигом приковывает к себе внимание: дети, раскрыв рты, бегут к берегу за телефонами — фоткать, взрослые внимательно рассматривают экипаж. Думается, если бы все 13 гребцов были облачены в шкуры и кольчуги, нас бы точно испугались. Высадка на берег и передышка ноющим рукам. Самое время поговорить с владельцем «Малого ветра» о его нелегкой профессии морского волка и руководителя спортивно-экспедиционного клуба «Викинг-НЕВО».

Как давно вы живете этим делом?

«С 88 года. Мы с экспедицией — первые смоляне, да и вообще первые в мире современники, кто прошел полностью путь из варяг в греки, от Скандинавии до Турции, без использования какой-либо силы, кроме весел и парусов. Надо понимать, что это не за один заход, экспедиция разделена на участки, всего порядка 30 этапов. Последний наш проект был совместно со шведскими друзьями — шли от Бирки (крупнейший торговый центр шведских викингов в 800—975 гг., который упоминается в житии „северного апостола“ св. Ансгара и в сочинениях Адама Бременского, — прим.авт.) до Гнездова, за четыре сезона. На пути было два волока, перетаскивали лодку по суше только ручным трудом, силами экипажа от 6 до 14 человек».

А расскажите поподробнее про корабль. Это ведь не настоящий тысячелетний драккар?

«Это реконструкция судна викингов 1050 года. Фрагменты оригинала подняты со дна Ботнического залива, порядка 80 км от Стокгольма. Реконструирована в деревне Вигг, на побережье, там же сейчас создан музей, где хранится сам „Форнкор“. Мой хороший друг, швед Ленард Видерберг, корабельных дел мастер, из дуба сделал лодку, на которой мы с вами сегодня плыли, по тем же технологиям, это максимально точная реплика. Он много времени посвятил изучению схем, чертежей. А теперь мы уже не первый год испытываем мореходные качества на практике. Драккар этот смешанного типа, морской и речной, хорошо себя зарекомендовал на участках от Великого Новгорода до Великих Лук. По сути, это единственное судно, которое прошло этот участок, не прибегая к услугам транспортных перевозок. До нас норвежцы и другая шведская команда пытались на своих кораблях, но у них ничего не вышло».

Что для вас эти морские путешествия? С детства тянуло к воде?

«Изначально я — тренер водных видов спорта, это было моей профессией, а так как многие воспитанники, которые тренировались в гребле и парусном спорте, нередко участвовали в различных экспедициях, постепенно и сам втянулся. Теперь это часть меня. „Форнкор“ сейчас используем в тренировочных целях, подбираю экипаж на будущие планы. Хотели не заканчивать в Смоленске, а продолжить спуск по Днепру, но когда финишировали в нашем городе в 2016 году, уже отношения с Украиной испортились, и нас дальше не пустили. Надеемся, что сможем в будущем продолжить путь, осваивать новые зарубежные участки. Два года назад почти дошли до границы с Норвегией по морю, есть желание продолжать, Ленард нам очень помогает в организации экспедиций».

Из сегодняшнего экипажа подготовкой кроме вас обладали лишь двое, но час на веслах все же выдержали даже новички. Насколько вообще сложно «зеленым» на воде во время экспедиций?

«Совсем неподготовленному, конечно, будет сложно. Непосредственно гребля — лишь малая часть любого путешествия. Мы ведь не только по воде ходим, много работы на берегу — подготовка, ремонт, организация лагеря, походная кухня и т.д. Гребле же можно научиться дня за 3-4, ну и недельку еще, натренировать слаженность действий, заучить команды. Дальше уже морская служба и дисциплина — важно быть внимательным и вовремя выполнять распоряжения главного. Конечно, речные походы более легкие, на море нужны другие навыки — умение следить за ветром, вовремя маневрировать парусами, навигация. Но в молодом возрасте все это осваивается быстро, умение развести костер, сохранить вещи в тепле — это все зависит уже исключительно от навыков экипажа».

Морские походы совершаете без страховочного экипажа?

«Да. В этом присутствует определенный риск, но все идут на него осознанно. Иначе это не было бы исторической реконструкцией. Если ты плывешь на драккаре, а рядом кружит вертолет или моторный катер — это совсем другая тема уже».

Насколько далеко от берега заплывали на таком судне?

«В 99 году мы из Стамбула вышли и пересекли по меридиану Черное море. 150-180 км от берега, получается. Неделю жили в лодке, ночевали там же. Всю Балтику избороздили, там тоже довольно далеко отплывали. Не факт, что так надо делать всегда, но это очень интересно».

Последний вопрос: что нужно сделать, чтобы Днепр в Смоленске снова стал судоходным?

«Для формата малых судов он и не закрывался. Есть ведь несколько понятий — пассажирская эксплуатация — это в наших условиях уже нереально. Река слишком непредсказуемая, чтобы кто-то решился взять на себя ответственность за здоровье и жизни пассажиров. Вычерченный судовой ход, опытные капитаны — об этом можно забыть, я думаю, такое уже никогда не вернется. А вот эксплуатировать в туристических целях малые суда, или для рыболовецкой деятельности, для отдыха — это вполне реально и безопасно».

Использованы материалы следующих авторов:

В смоленском Гнёздове нашли часть меча викингов

Мария Язикова

От многовековой толщи земли навершие с серебряной инкрустацией освободили археологи.
Археологи сделали очередную любопытную находку на территории смоленского Гнёздова. На этот раз из-под земли достали часть меча викингов, а точнее навершие типа Е, искусно украшенное серебряной инкрустацией. Об этом сообщил археолог Василий Новиков в своём блоге.При этом археолог отметил, что для исследования мест предполагаемых раскопок они использовали неинвазивные методы, то есть без земляных работ. В частности, в Гнёздове исследователи активно тестировали электро

...

В Смоленске нашли драгоценный псалий княжеских времён

Лиза Сафонова

Артефакт ждал своего часа на Соболева.
В Смоленске на улице Соболева велись раскопки, где недавно обнаружили предмет, вероятно принадлежащий княжескому окружению. Псалий долго ждал своего часа.Ученые рассказывают, что этот небольшой предмет помогал управлять лошадью. После очистки артефакта археологи выяснили, что жёлтый металл не окислился, а вероятно это драгоценная инкрустация. Также ученые отметили, что псалий — это часть конской узды, которая ограничивает удила. В настоящее время вместо него используются трензели.

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

24 и 26 лет ранее неоднократно судимы и снова совершают преступление.Может когда-то дойдёт до нашего государства, что судебная система и ФСИН у нас дырядые?! Постоянно новости о том, что в 18, 20, 22 люди уже судимы и совершают снова преступления. 10, 20 лет надо давать, если им не жалко своей жизни и они совершают рецидив.Сейчас за этого жигуля дадут им 2 года условно. Через год о них ещё раз напишут про очередное преступление и т.д.

Алексей Пыцкий
Новости партнеров


наверх