Ирина Лис: «Я стала лучшим свадебным стилистом России, но об этом никто не знает»

Евген Гаврилов
История успеха смолянки, ответственной за красоту тысяч девушек

Что общего у свадьбы, похода в ресторан и прогулки по магазинам? Пока мужчины задумчиво чешут затылок, девушки уже наверняка догадались. Речь идет о макияже, без которого многие представительницы прекрасного пола не мыслят свою жизнь. Мода, побуждавшая ударяться в яркие, кричащие оттенки, уходит, уступая место естественности и легкой косметике. А это значит, что только правильный выбор стилиста позволит оставаться в тренде и продолжать ловить на себе восхищенные взгляды мужчин и завистливые — подруг. Сегодня гостьей Readovka67 стала Ирина Лис, профессионал с семилетним стажем в области создания красоты и победительница множества престижных конкурсов.

Свежеотремонтированный офисный центр в Новосельцах встречает нас запахами краски и штукатурки. Здесь, на втором этаже расположился небольшой, но уютный кабинет, в котором Ирина всегда рада своим любимым клиенткам. Нелюбимых у нее нет — за немалый для этой сферы деятельности срок ей не надоело креативить, создавая бесчисленные образы, и подчеркивать достоинства смоленских девушек. В чем секрет?

«Семья и коллеги вдохновили уйти в индустрию красоты, — улыбается стилист. — Меня и саму к этому всему с детства тянуло, когда смотрела, как двоюродные старшие сестры красятся, собираясь на дискотеки. А в 2013 году, когда я работала в сфере логистики, ко мне со всех отделов девчонки приходили, просили что-то сделать с волосами. Тогда я с длинными ходила и постоянно что-то выдумывала, то косы интересные, то прическу посложнее. Вот мне и говорили, мол, не по призванию работаешь. Муж тоже загорелся моей идеей открыть собственный салон, предлагал свою помощь, да и сейчас поддерживает. А теперь и от дочки подросшей слышу, как с гордостью рассказывает в садике подружкам: «У меня мама девушек красавицами делает».

Ирина родом из Смоленска, но на некоторое время вслед за супругом-военным переезжала в область, в Десногорск. В маленьком городе с низкой конкуренцией удалось быстро разобраться, что к чему, развить навык и понять: спрос на красоту есть всегда. Типичный заказ для мастера — подготовить невесту к свадебной церемонии или нанести красивый вечерний макияж. Но самой Ирине больше по душе несколько иное:

«По моей странице в Инстаграме можно сразу понять, что я поклонник креативных образов. Я кайфую с самого процесса продумывания и создания: увидела что-то вдохновляющее, идею вынашиваю, ищу подходящую под образ модель, договариваюсь с фотографом, подбираем одежду, фон для съемки. Команда приходит, а у меня уже на бумажных полотенчиках тенями нарисованы наброски будущего образа. В своих моделях ценю искренность и душевность. Если девушка способна раскрепоститься, похохотать, погримасничать, значит, ей, как и мне, процесс приносит удовольствие. А тогда и результат будет отличный».

Листая вместе с мастером ленту соцсети, замечаю краем глаза, что у Ирины целая полка уставлена различными наградами, кубками и грамотами. Все за участие и победы в престижных конкурсах мастерства стилистов и визажистов, что не позволяет усомниться в ее навыках. Впрочем, к навыкам прилагается еще и скромность.

«На мой ценник все эти регалии никак не влияют. С кубками дочка играет. Я ими не хвастаюсь, все это больше для себя, проверить, на что способна. Иногда сама удивляюсь, как получается. В 2018 году, когда я стала лучшим свадебным стилистом России, мы с фотографом буквально впрыгнули в уходящий поезд: создали образ, отсняли и прислали в последний день отбора. Сначала попали в 50 лучших, потом в десятку, прошли в финал, где делали работу посложнее. Жюри конкурса — настоящие звезды индустрии: Наталья Панченко, визажист Долиной и других возрастных селебрити; Андрей Лаос, который с Бузовой и группой «Серебро» работает. Когда такие мастера оценивают твою работу, это очень круто! Еще в Санкт-Петербурге на самом масштабном чемпионате стилистов «Невские берега» 3 место заняла в номинации «креативный образ». Костюм на коленках шили, ночью, корону делали из полимерной глины, раскрашивали модель под индейца. Вторая номинация — «фешн-иллюстрация журнала Vogue» — там присудили пятое место. У меня от третьего места было отставание всего 0,5 балла. Но я считаю, что и 5 из 18 — отличный результат. Я ведь ради процесса езжу на такие соревнования, а не за медалями. Нигде награды не свечу, о них никто особо и не знает. Я скромная».

Впрочем, скромность не мешает Ирине оставаться востребованным специалистом: на запись к ней встают в очередь. Причиной тому служит еще и то, что мастер берет не больше двух человек в день. На каждого клиента Лис тратит минимум 3 часа, или даже больше, если речь идет о сложном образе или подготовке к свадьбе. Такие старания оправданы, ведь невеста целый день в центре внимания, она должна одинаково блистать и на фото свадебных сборов, и вечером в ресторане. А для этого недостаточно просто накрасить и сделать прическу. Нередко требуется дополнительное время для уходовых процедур, чтобы привести в порядок кожу. Девушки, приходящие к Ирине, остаются в восторге. Равно как и фотографы, экономящие впоследствии время на ретуши фото! Кстати, интересно, а мужчины приходят на преображение?

«Я не практикую мужской макияж, хотя знакома с ним теоретически. Всего пару раз было такое, что работала с женихами. Один перезагорал, пришлось скрывать последствия солнечных ожогов; другой слишком бурно отметил мальчишник — ему я убирала фингал под глазом. С одной стороны, сейчас тенденция такая, что много крашенных мальчиков стало: глазки, реснички, маникюр. Но мне такое не интересно, я работаю с девушками».

Как практически каждодневная работа с макияжем, пусть и разбавленная креативом для души, не превращается в рутину? Семь лет в работе визажиста — немалый срок, за который каждый может столкнуться с профессиональным выгоранием.

«Мне это не грозит, ведь я недавно оформилась как самозанятая! Поясню: когда занимаешься любимым делом, бывают и подъемы и спады, но меня больше всего угнетало заполнение документов. Постоянное ведение деклараций, отчетность, очереди в налоговой. О каком творчестве можно говорить, когда я раз замотавшись просрочила подачу документов всего на один день и получила штраф в тысячу с лишним рублей? Ждала очень сильно, когда в Смоленске станет возможно оформлять самозанятость, и теперь радуюсь, как ребенок. Нет, правда, очень удобно, когда вся отчетность у тебя в телефоне: хоть на диване валяйся, в пару кликов все отправил, налоги заплатил и снова посвящаешь себя работе! К тому же это выгодно финансово. Самозанятость — настоящее спасение для таких, как я, у кого небольшое дело. ИП уместно открывать крупным салонам красоты, а я ведь одна работаю. Налоговая ставка по самозанятости очень привлекательная. И подруги многие по моему примеру тоже оформились — кто ногтевым сервисом занимается или, к примеру, тортики на заказ делает, для них это лучший вариант «в белую» заниматься бизнесом».

Ирина сожалеет лишь о том, что самозанятость не пришла в Смоленск чуть раньше — в начале коронавирусного кризиса. Ведь пандемия едва не поставила крест на ее любимом деле. Когда все стали закрываться на карантин, по салонам красоты и таким индивидуальным предпринимателям, как она, это ударило очень больно. Клиентов практически не было, и остаться на плаву во многом помогли пошедшие навстречу арендодатели.

«Страшно было. Работала только по выходным. А тогда у меня кабинет был в центре — на проспекте Гагарина, аренда дорогая. Спасибо хозяевам помещения, отнеслись с пониманием. За апрель простили оплату, сказали — нам невыгодно вас терять, потерпим вместе. Май-июнь тоже сделали существенную скидку. Это неоценимая помощь! Впрочем, у пандемии и свои плюсы оказались. Не скажу, что она повлияла как-то на тренды макияжа, но вот люди, когда по домам сидели, стали куда больше обращать внимание на мои соцсети. Особенно на яркие образы. Все смотрели, как я креативила: черные губы, синяя шуба (смеется). Подписчики смотрели мои посты, как журнал. А когда снова разрешили открыться, девушки сразу повалили краситься».

Но даже в самых смелых и ярких образах Ирина Лис остается верна своим убеждениям: макияж не должен «перекраивать» лицо. По ее мнению, люди ходят к специалистам не чтобы стать другими, но чтобы подчеркнуть свои достоинства. И тренд 2021 года — тому подтверждение. В моду все больше входит естественность и натуральность. Ушли пигменты, остается в прошлом тяга к перекаченным губам, нарощенным ресницам, татуажу бровей. Самоизоляция внесла свои коррективы в образы женщин — легкая небрежность и минимализм при общей ухоженности.

«Мы все прекрасны от природы. Для меня образец макияжа — его аккуратность, носибельность. Человек должен собой оставаться. Креатив я для соцсетей оставляю, свою модель в люди в таком виде не отпущу! Хороший мастер не сделает из лица девушки маску, чтобы за ней муж не узнал свою любимую. Мои клиенты любят говорить: «Ты делаешь без ту мач», — не вызывая вопросов: «Зачем тебя так намазали?» И я всегда стараюсь донести мысль, что 70% успеха — это красивый свежий цвет лица, естественный румянец, чистая кожа. А все тенюшки-блестяшки — это так, мишура. Мы, девчонки, от природы все сороки, блестяшки любим. Но главное, чтобы была ухоженная чистая кожа. И понимание этого у клиента. А то раздражает, когда насмотрятся «Ютуба», блогеров, нахваливающих косметику, которую им бесплатно дали или заказали прорекламировать. И идут делать «как у вот этого». Без понимания, что есть разное строение лица, тип кожи. Хочется жирные стрелки нарисовать? Но если веко не рельефное и закрытое, выйдет плохо. Все размажется, будет ужасно смотреться.

Я всегда советую, как лучше, расспрашиваю про предпочтения, но очень не люблю, когда начинают умничать. Одно дело — обозначить стилисту границы дозволенного, другое — вмешиваться в работу и настаивать на своем видении. Если считаете, что сделаете лучше меня, зачем тогда пришли? У вас опыт — себя красите, а я всех крашу. И себя в том числе. Я на себе и сложные образы пробую, но в целом краситься не люблю. Сегодня только для вас расстаралась. Я в макияже перфекционист, а как с самой собой работать, когда красишься и один глаз прищурен? Открываю — вышло несимметрично, психую, смываю! Одно дело — опробовать образ, другое — так ходить... В общем, меня можно назвать сапожником без сапог! На других умею, на себе — только отрабатываю и тренируюсь!»

Такие тренировки, если судить по количеству довольных клиенток Ирины, полностью окупаются. Но все же «продуктовая корзина» профессионального стилиста стоит недешево. Реально ли в эту сферу войти вовсе без вложений?

«Сложно. Косметика дорогая, инструменты тоже. Больше ста тысяч мои рабочие запасы стоят. Преподготовка лица — дорогие качественные крема больше 3 тысяч рублей за баночку, база — тысячи две, и то по скидке. Тональные средства — от 3 тысяч. Тени еще дороже. Профессиональный фен от 5, утюжок для волос — 12. Но это все ерунда по сравнению с постоянным обучением. Я стараюсь хотя бы каждые три месяца ездить куда-то, курсы проходить, расти, быть в теме. Сейчас из-за пандемии особенно не наездишься, но на выручку приходит онлайн. Бесплатной информации в интернете вроде бы полно, но она тонет в потоке «так правильно, потому что я так сказала» от множества блогеров, амбассадоров и инфлюенсеров. Разбираться в этом, выбирая нужную для себя информацию — бесценный навык!».

А что если пофантазировать? Ирина Лис — известный голливудский стилист, работающий с такими актрисами как...

«Одри Хепберн, однозначно! Она даже старушкой была юной и прекрасной! Но если ограничивать себя рамками эпохи и страны, я бы с удовольствием поработала с Равшаной Курковой, по типажу она очень похожа на мою любимую смоленскую модель Теону. С Мариной Александровой, что играла императрицу Екатерину в одноименном сериале. Из певиц... Пусть будет Елка! Разбавит эту череду «няшностей-милашностей». Я ее уважаю за креатив — всегда интересные образы. А вот типажи а-ля Бузова я не люблю. Не к ней лично неприязнь, просто стиль не нравится, очень много на лице всего. Да и ей моя работа бы не понравилась — я за естественность».

Но когда речь заходит о макияже внутри семьи, Ирина категорична: дочке разрешу краситься ближе к 18, ближе к выпускным классам!

«Я не хочу ей запрещать, но буду воспитывать любовь к себе и умение ценить красоту. Детство должно оставаться таковым подольше. Успеет еще разукраситься! Пусть перебарщивает в сознательном возрасте. А то у меня самой детская травма — долго упрашивала маму сделать мне мелирование, а в итоге сожгли все волосы, постригли под мальчика и так ходила долгое время... Болезнь молодежи — самовыражаться, следуя за кумирами, сейчас — блогерами. И дети не понимают, что перед ними выступают те же артисты: в образе, с имиджем, создающимся на камеру. И ведь вовсе не из-за этих образов они стали популярными. И я рада, что смогу дочке показать и рассказать, как все сделать эстетично, правильно и красиво. Объяснить, что не нужно слепо следовать моде и чужим идеям. Мы все уникальные, не надо терять разность за обобщающим макияжем и единым «модным» стилем».

Использованы материалы следующих авторов:

Дом-каток и дом-бассейн повышенной комфортности

Евген Гаврилов

Застройщик сдал в Смоленске десятиэтажку без подключенных коммуникаций.
Чем отличается покупка квартиры в новостройке от вторичного жилья? В новые дома въезжают, как правило, избавляя себя от проблем с ремонтом: куда проще штукатурить стены и укладывать полы на свежую черновую отделку, чем переделывать за кем-то, кто жил здесь до тебя. Но собственникам квартир в доме №10Б по улице Ломоносова не дают въехать на честно приобретенные квадратные метры... снег и лёд прямо в доме! А еще отсутствие света, газа и водоснабжения. Директор компании-

...

«Время упущено»: смоленский курсант оказался парализован после прививки от коронавируса

Анна Бахошко

Медики утверждали, что всё нормально, даже когда у парня отказывали конечности.
Кириллу Беспалько 19 лет, и он мечтает стать офицером армии России. С каждым днём вожделенное будущее становилось всё более осязаемым, ведь парень поступил в смоленскую военную академию ПВО. Почему «становилось», в прошедшем времени? Дело в том, что сейчас Кирилл находится в реанимации, и причиной тому стала массовая вакцинация курсантов от коронавируса. Хотя корректнее даже не так, ведь злосчастный укол оказался лишь катализатором синдрома Гийена

...
Новости партнеров


наверх